Разделы
En

Гавриил Яковлевич Беликов

От 22.04.2018
Владимир Cергеевич Б.

У важаемая администрация портала «Память народа». Спасибо за вашу очень нужную, благодарную работу, за восстановление и сохранение памяти о наших предках.

В свое время, еще в статусе ОБД «Мемориал», вы помогли мне узнать о судьбе моего деда по линии отца – Беликове Гаврииле Яковлевиче, погибшем в немецком лагере военнопленных, а также закрепить память о моей бабушке по линии матери – Артебякиной Фёкле Васильевне, замученной фашистскими захватчиками.

Информация из ОБД «Мемориал» легла в основу исследования истории ВОВ, выполненного моим сыном в бытность его учеником средней школы, на примере нашего деда-прадеда, а также его же сочинения о детях войны на примере моих бабушки и матери, которыми я с удовольствием делюсь с вами.

Исследовательская работа

«Об одном прошу тех, кто переживет это Время – не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за Вас. Придет день, когда настоящее станет прошедшим, когда будут говорить о великом времени и безымянных героях, творивших историю. Я бы хотел, чтобы все знали – не было безымянных героев, а были люди, которые имели своё имя, свой облик, свои чаяния и надежды. И муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чьё имя войдёт в историю. Пусть же павшие будут близки вам, как друзья, как родные, как вы сами».

// Юлиус Фучик

МБОУ ДОД Дворец творчества детей и молодежи города Ростова-на-Дону Донская академия наук юных исследователей им. Ю.А. Жданова. Секция: «История» подсекция: Отечественная история. Автор работы: Юрий Б., (учащийся 8 класса, МБОУ СОШ №69. г. Ростов-на-Дону) 2013 г.

1. Введение

Цель исследования:
изучить события жизни моего прадеда Г.Я.Беликова в период с 1941 года по 1944 год и проследить их связь с историей Отечества.

Задачи исследования:
– собрать и проанализировать документы, сохранившиеся в семье и имеющиеся в архивах; – систематизировать собранный материал; – проследить связь истории моей семьи с историей Отечества.

Предмет исследования:
период жизни моего прадеда Г.Я.Беликова с 1941 года по 1944 год.

Методы исследования:
1. Работа с источниками информации:
– учебная, научная, публицистическая и художественная литература;
– Интернет-ресурсы;
– беседы с родственниками;
– материалы фонда Центрального Архива Министерства Обороны СССР, материалы архива лагеря для военнопленных Шталаг № 326-VI-К и архива семьи Беликовых.
2. Систематизация полученного материала.
3. Оформление собранного материала в форме доклада, с использованием описательного и аналитического методов.

Актуальность данного исследования определяется значимостью знания истории своей семьи в современной жизни российского общества. История нашего Отечества, как огромное панно, складывается из историй отдельных регионов, городов, сел и деревень. Но есть ещё и «малая» история, та, без которой невозможно правильно понять историю страны в целом. Изучая историю своего рода, прослеживая судьбы её членов, легче наглядно представить и глубже понять исторические процессы, которые происходили в нашей стане.

2. Окружение и плен

Мой прадед, Гавриил Яковлевич Беликов, родился в 1901 году в хуторе Чухратский Кошехабльского района Краснодарского края в крестьянской семье.

В 1924 году женился на Ольге Петровне Безземельной. В браке у них родилось трое детей: в 1927 году – сын Сергей (мой дедушка), в 1929 году – сын Алексей и в 1940 году – дочь Зоя.

В 1941 году моему прадеду исполнилось 40 лет. Всю свою сознательную жизнь он работал на земле, крестьянствовал и не имел никакого отношения к воинской службе. В первые дни Великой Отечественной войны он был демобилизован и, не пройдя практически никакой военной подготовки, с тысячами таких же, как и он, гражданскими людьми, был брошен на одно из тяжелейших направлений – оборону Киева.

// Карта окружения советских войск под Лохвицей 17 сентября 1941 года

В середине июля на всех фронтах было тяжелейшее положение. Войска под командованием генерала Гудериана форсировали Днепр у Могилева, а войска под командованием генерала Гота нанесли удар со стороны Витебска. 16 июля пал Смоленск.

16 июля 4-я румынская армия взяла Кишинев, а в начале августа оттеснила Отдельную Приморскую армию к Одессе, которую советские войска героически обороняли до начала октября.

В конце июля войска генерал-фельдмаршала Рундштедта развернули наступление на белоцерковском направлении. 2 августа они отрезали от Днепра 6-ю и 12-ю советские армии и окружили их под Уманью; в плену оказалось 103 тысячи человек, в том числе оба командарма. Немцы прорвались в Запорожье и двинулись через Кременчуг на север, заходя в тыл киевской группировке Юго-западного фронта.

4 августа Гитлер принял решение повернуть 2-ю армию и 2-ю танковую группу на юг с целью полного окружения сил Юго-западного фронта. В начале сентября Гудериан форсировал Десну и 7 сентября захватил город Конотоп.

// Карта окружения советских войск под Лохвицей 17 сентября 1941 года

К 13 сентября 3-я танковая дивизия генерал-фельдмаршала Моделя из 2-й танковой группы подошла к городу Лохвица (Полтавская область, Украина) с севера. Между 3-й и 16-й немецкими танковыми дивизиями ещё оставался 40-километровый коридор, которым советские войска уже не могли воспользоваться для отхода на восток. 14 сентября части Моделя и Хубе овладели Лохвицей, но из-за сильного сопротивления советских войск двигаться дальше, навстречу друг другу, не смогли. Бои здесь продолжались и 15 сентября, но в это время к Лохвице с юго-востока подошла немецкая 9-я танковая дивизия, и 15 сентября 1941 года гигантское кольцо вокруг 5-й, 21-й, 26-й и 37-й советских армий замкнулось. Число пленных составило около 665 тыс. В окружении оказалось и управление Юго-Западного фронта. Командующий фронтом генерал М.П. Кирпонос покончил с собой.

Поражение под Киевом стало тяжелым ударом для Красной Армии. На 1 сентября в составе Юго-Западного фронта, без фронтовых резервов, запасных частей и тылов насчитывалось 752-760 тысяч человек, 3923 орудия и миномета, 114 танков и 167 боевых самолетов. К моменту окружения в котле оказались 452,7 тысяч человек, 2642 орудия, 1225 минометов, 64 танка. По данным, опубликованным в 1993 Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ, советские потери составили свыше 700 тыс. человек, из них 627,8 тыс. безвозвратно.

Поражения на фронтах побудили Ставку издать 16 августа приказ № 270, квалифицировавший всех солдат и офицеров, сдавшихся в плен, как предателей и дезертиров, а их семьи лишались государственной поддержки и подлежали ссылке.

3. Лагерь «Шталаг № 326-VI-К»

Где-то в районе Лохвицы в сентябре 1941 года пропал мой прадед. От него с фронта не пришло ни одного письма. Ни похоронки, ни свидетельства без вести пропавшего семья также не получила. По воспоминаниям прабабушки в 1945 году в хутор с фронта вернулся их земляк, одного призыва с Г.Я.Беликовым. С его слов он с прадедом оказался в окружении под городом Полтава. Односельчанину и некоторым другим товарищам удалось выйти из окружения и присоединится к войскам регулярной армии, но прадед не ушёл с ними, так как не смог оставить тяжело раненного родного брата. Однако эта информация не имеет документального подтверждения. На все запросы семьи в архивы о судьбе рядового Беликова неизменно поступал ответ: «В списках не значится».

Только в 1981 году по запросу в Центральный архив Министерства обороны было выяснено, что Г.Я.Беликов находился в немецком плену до 25 октября 1944 года и место его захоронения не известно. Эта информация была большим потрясением для семьи. В это время ещё была жива его жена, а его сыновьям было более сорока лет. Оказалось, что отец, которого семья считала погибшим ещё в 1941 году, жил и думал о них ещё почти три года.

Однако ещё долгих 30 лет подробности судьбы рядового Красной армии Г.Я.Беликова оставались неясными.

Когда военные архивы были переведены в электронные базы данных и к ним был разрешён открытый доступ через Интернет, миллионы людей узнали подробности судеб их родственников, оказавшихся в немецком плену. В 2012 году, зайдя на сайт «Мемориал», я обнаружил личную карточку военнопленного Г.Я.Беликова. Сомнения в том, что это мой прадед не было, так как указанные в карте данные о месте проживания и о супруге совпадали с паспортными. Из учётного листа стало ясно, что он попал в плен 17 сентября 1941 года под городом Полтава и оказался в лагере для военнопленных.

Попавшие в плен советские военнослужащие перегонялись пешим порядком или железнодорожными эшелонами из мест пленения в немецкие лагеря, располагавшиеся на территории Польши, Германии и других стран.

Лагеря для военнопленных делились на 5 категорий: – сборные пункты (лагеря);
– пересыльные лагеря («Дулаг», нем. Dulag);
– постоянные лагеря («Шталаг», нем. Stalag);
– основные рабочие лагеря;
– малые рабочие лагеря.

Сборные пункты создавались в непосредственной близости к линии фронта или в районе проводимой операции. Здесь шло окончательное разоружение пленных, составлялись первые учетные документы.

Следующим этапом движения пленных были «Дулаги» – пересыльные лагеря, обычно располагавшиеся вблизи железнодорожных узлов. После первоначальной сортировки пленных отправляли в лагеря, имеющие, как правило, постоянное месторасположение в тылу, вдали от военных действий. Как правило, все лагеря различались по номерам.

Лагеря типа «Шталаг» (стационарный лагерь для военнопленных) были базой для сети основных рабочих лагерей, ему подчиненных. Последние имели по несколько тысяч узников и отличались друг от друга буквами, добавляемыми к наименованию главного лагеря.

Малые рабочие лагеря подчинялись основным рабочим лагерям или непосредственно постоянным Шталагам. Различались по наименованию населенного пункта, где размещались, и по названию основного рабочего лагеря, к которому были приписаны. Численность заключённых в малых рабочих лагерях была от нескольких десятков до нескольких сотен человек.

Весной 1941 года возле маленькой деревушки Эзельгайдэ (Eselheide, в переводе "пастбище ослов" или "ослиный луг"), в 7 км от железнодорожной станции Хевелхоф (Hővelhof) общины Штукенброк (Stukenbrock) земли Северный Рейн-Вестфалия фашистами был создан лагерь смерти, значившийся в их официальных документах «Шталаг № 326-VI-К» (Stalag VI- K 326).

Лагерь имел значение центрального распределительного лагеря, в который свозили военнопленных из восточных районов. Здесь происходила сортировка, проверка, разбивка их по командам и отправка из лагеря. Основное место назначения из этого лагеря были шахты и предприятия Рурского бассейна. Также команды из военнопленных обслуживали предприятия неподалеку от лагеря.

Обычно в лагере находилось 6-7 тысяч военнопленных, временами число их доходило до 15-20 тысяч. Достаточно сказать, что со дня формирования Шталага № 326 в июне 1941 г. и до 2 апреля 1945 г. – до дня прихода американских войск и ликвидации лагеря, через него прошло около 500 тысяч военнопленных.

Расстояние от линии фронта до сборных лагерей военнопленные преодолевали пешим порядком и в железнодорожных вагонах по 70-80 человек в каждом. В закупоренных вагонах, в темноте и давке люди ехали по 3-4 суток, обычно не получая на всем протяжении дороги ни воды, ни хлеба. Многие военнопленные, не будучи в состоянии перенести тяжелой поездки, заболевали
и умирали дорогой, трупы выносить из вагона не разрешалось. И без того удушливая и смрадная атмосфера вагона становилась еще более тяжелой от трупного запаха.

Шталаг 326(VI-К) был построен на костях русских военнопленных, каждый кирпич, каждая стенка барака, каждый метр колючей изгороди были пропитаны русской кровью, куплены ценою неимоверно тяжелых страданий и унижений русского человека.

Из рассказа бывшего военнопленного лейтенанта Здор Дмитрия Марковича: «Истощенные, измученные до полусмерти дорогой, без воды и пищи тянулись длинной колонной русские военнопленные со станции Хевелхоф в лагерь З26. В Шталаге мы получили по 3-4 картофелины и по кусочку черного суррогатного хлеба. На ночь мы оставались под открытым небом и, чтобы согреться, развели костры. Но греться нам не пришлось, так как немцы открыли по горящим кострам стрельбу».

Лагерь к концу июля 1941 года уже насчитывал более 12 000 человек.
Стояли пасмурные дни, часто шел дождь. Жить под открытым небом было невозможно. В середине июля, с разрешения немцев, люди начали рыть ямы для жилья. Это был тяжелый каторжный труд. Лес пилили колючей проволокой, землю копали котелками и ложками, сосновыми сучьями. Через две недели лес покрылся сплошными ямами, сверху закиданными бревнами и древесной хвоей. При беспрерывном дожде ямы наполнялись водою. Нередко они обваливались, заживо погребая людей.

В середине сентября 1941 года началось строительство бараков.
Военнопленные, получавшие мизерный пищевой рацион, к этому времени представляли собой совсем обессиленную и нетрудоспособную массу.
Их постоянно мучил острый голод. Насколько был силен этот голод, говорит то, что в лагере была съедена вся трава. Но каждый день немцы строили тысячи военнопленных и гнали их за 7 километров от Шталага на станцию Хевелхоф за стандартными щитами для будущих бараков. Больные и слабые, которые не в состоянии были выдержать долгого пути с тяжестью на плечах, падали, их кололи штыками, били прикладами, пристреливали.

С 12 часов до 13 часов раздавали обед – один литр «баланды» из травы – и вновь гнали на работу до 20 часов. Таким образом, рабочий день, начинавшийся в 7 часов утра, длился 12 часов.

В начале октября 1941 года в западной части лагеря было построено 5 первых бараков, но жить в них не разрешалось, и военнопленные по-прежнему продолжали прозябать в ямах. Глубокой осенью в этих бараках разместили штатных работников, обслуживавших лагерь (полицейских, банщиков, поваров, санитаров и др.).

С окончанием строительства лагеря (к лету 1942 года) было сдано в эксплуатацию 62 барака.

В бараках, где размещались военнопленные, было неимоверно тесно. В комнату площадью 40 квадратных метра загоняли по 150-170 человек. Первое время – примерно до осени 1942 года – ни в одном бараке не было нар. Отсутствовало освещение, не было ни столов, ни стульев, ни ведер с питьевой водой.

К концу лета 1941 года в лагере 326 находилось значительное количество русских военнопленных, прибывших из различных сборных лагерей, они жили в ужасных бытовых условиях. Грязь, скученность, отсутствие бани и какой бы то ни было дезинфекции, привели к большой завшивленности военнопленных. Угроза распространения брюшного тифа нависла над лагерем.

Питание было рассчитано на то, чтобы пленный постоянно ощущал голод и умирал медленной мучительной смертью. На почве систематического недоедания у большинства пленных появились голодные отеки. По приказу Верховного командования сухопутных сил от 8 октября 1941 года норма советских военнопленных на 28 дней (в процентах) по сравнению с нормой несоветских военнопленных составляла:

продукт

количество

%

хлеб

9 кг

100

мясо

800 г

50

жиры

250 г

50

сахар

900 г

100

Нормы питания не обеспечивали и половинных потребностей для нормального существования человека, военнопленные получали 700-900 калорий в день в 1941 году, 400-500 калорий в день в 1945 году. Хлеб (300 грамм – в 1941 году, 180 грамм с марта 1945 года) был сырой, с примесью суррогатов, черный, по внешнему виду напоминающий торф.

Для пленных пищу варили из отбросов овощей и зелени: гнилой брюквы, гнилого картофеля или картофельных очистков, ботвы свекольной, турнепса и другой зелени. Вся эта «продукция» не только не чистилась, но даже и не мылась. Её окатывали холодной водой, резали и в таком виде закладывали в котел, соли часто недоставало.

Недоброкачественная пища из гнилых овощей и зелени вызывала широкое распространение желудочно-кишечных заболеваний. У голодных, истощенных людей ослабленный организм не оказывал достаточного сопротивления инфекционным заболеваниям, которые принимали эпидемический характер.
Вследствие этих причин смертность среди пленных получила большой размах.

Из рассказа бывшего военнопленного Крылова Ивана
№ военнопленного 12654/357 – «Жить в бараках было невозможно: грязь, сырость, теснота и невыносимое зловоние. С 8 часов вечера и до 7 часов утра из бараков выходить запрещено, иначе будешь расстрелян. Утром, когда все вставали, в бараках оставались задохнувшиеся военнопленные. Каждое утро в 1942 году и вначале 1943 года из бараков вывозили по 100-120 трупов военнопленных умерших от издевательств, пыток и голода».

Причиной жестокого отношения к советским военнопленным в плену являлась, с одной стороны, нацистская теория о расовой неполноценности славян, в частности русских, которые воспринимались нацистами как «масса расово-неполноценных людей». С другой стороны, жестокие условия содержания советских военнопленных были вызваны идеологическим неприятием Гитлером идей социализма, под которое подводилась формальная основа – Советский Союз не признал Гаагскую конвенцию 1907 года и отказался присоединиться к Женевской конвенции о военнопленных. Это, по мнению фюрера, позволяло Германии, ранее подписавшей оба соглашения, не регламентировать условия содержания советских военнопленных этими документами. На самом деле, Гаагскую конвенцию Советская Россия признала ещё в 1918 году (как соглашения о Красном Кресте), а Женевская конвенция, так и не подписанная СССР, регламентировала отношение к военнопленным вне зависимости от того, подписали ли её страны-противники или нет.

В таких нечеловеческих условиях прадед просуществовал три года – с осени 1941 года по октябрь 1944 года. В личной карточке военнопленного, заведённого на него в лагере, сделана отметка о его пригодности к тяжёлым работам. Записи не дают возможности представить, к каким конкретно тяжёлым работам он привлекался. Но весь 1944 год, очевидно, он тяжело болел. Пунктуально отмечены обращения в лагерный лазарет, первое из которых было 8.01.44, затем 21.01.44 и последнее 16.10.44. Диагноз – воспаление лёгких (приложение ). Скончался 25.10.44 в лазарете на территории лагеря от крупозного воспаления лёгких. Похоронен на Русском кладбище II, поле 34, участок 76/4, ряд 11, могила 217/2223.

4. Освобождение лагеря

В начале апреля 1945 года территория Шталага 326(VI-К) оказалась на острие американского танкового клина, вбитого в позиции немецких войск. В радиусе 7 километров от Шталага развернулись бои. 2 апреля 1945 г. передовая танковая часть 2-й бронетанковой дивизии американской группы войск, наступавшей в направлении городов Падерборн и Ганновер, пленила гитлеровских офицеров, солдат охраны и управления лагеря Шталага № 326(VI-К). Этим она довершила освобождение узников – девяти тысяч советских военнопленных и тысячи военнопленных югославов, поляков и французов.

В ночь на 2 апреля 1945 года военнопленные обрели свободу. 3 апреля 1945 года, бывшие советские военнопленные вышли в первый раз на лагерное кладбище для погребения с воинскими почестями своих товарищей, умерших в день освобождения в лагерном госпитале.

Братское кладбище советских военнопленных состояло из тридцати шести огромных могил (длиной 116 м и шириной 2,2 м каждая). Освобожденные военнопленные из погребальной команды рассказали, что трупы укладывались голыми, поперек рвов вплотную друг к другу, в пять-шесть слоев по глубине. Подсчет показал, что здесь было похоронено не менее 65 тысяч человек – на кладбище лежало фактически население целого среднего города, умерщвленное нечеловеческим режимом в течение неполных четырех лет существования лагеря, в котором не было никогда единовременно более 15-20 тысяч человек.

Могильные холмы почти отсутствовали. Выбор места и состояние кладбища показывали, что гитлеровцы хотели в последующем кладбище запахать и засеять, чтобы скрыть от истории этот след своих преступлений против человечества.

Освобожденные решили поставить памятник своим погибшим товарищам. К 5-му апреля был уже готов и принят эскиз памятника, и получено согласие главной квартиры Американских вооруженных сил на его возведение. 30.04.1945 г., т. е. за 23 рабочих дня, строительство памятника было закончено. 2 мая 1945 года памятник был открыт на интернациональном траурном митинге.

Мой прадед пробыл в плену 1134 дня и не дожил до освобождения всего 159 дней.

5. Заключение

Что дает нам изучение истории?

Вопрос, который задавал сам себе, наверное, каждый человек. Ответ на него простой и очевидный – изучая прошлое, мы строим свое будущее, руководясь богатым опытом поколением, жившим за много веков до нас. Не зря самые ревностные ценители истории, древние греки, называли ее «наставницей жизни». Изучение истории открывает нам красочный мир минувшей действительности. Мы становимся непосредственными участниками канувших в Лету событий, которые отразились на формировании современного человеческого общества. История не имеет неважных страниц, ведь каждый век, прожитий человечеством, несет в себе поучительный и наставнический характер.

Основная сложность в изучении истории заключается в том, что все исторические факты основываются на трудах участников и наблюдателей событий, и в большинстве случаев они наполнены политическим субъективизмом и разделяют все заблуждения своего времени. Поэтому основным в изучении истории является то, что недостаточно только лишь констатировать исторические события, но еще и отслеживать их влияние на последующее время.

Ведь каждый человек несет в себе черты национального характера, национального сознания и, познавая свой народ, он тем самым познает самого себя.

Процесс познания прошлого обязателен для каждого человека, ведь история не раз поражала человечество своей цикличностью. Некоторые исторические события имеют свойство повторяться по сегодняшний день, но уже в видоизмененной форме. История показывает невозможность изменения прошлого, чтоб человек задумался, как он строит настоящее, ведь через несколько лет это настоящее станет историей.

Историю следует учить, чтоб иметь право называться по-настоящему образованным человеком. Ведь знать и помнить, как зарождалась государственность своей страны, какой путь прошел народ для того, чтобы стать полноценным обществом, как развивалась культура человечества – священный долг человека и гражданина.

Однажды начав изучать историю, человек не может остановить этот долгий и такой интересный процесс, и зачастую он длится всю жизнь. Ведь изучать историю можно не только в архивах и при работе с артефактами. Она окружает нас в наших городах и селах, она живет в наших бабушках и дедушках, в нашем настоящем. Надо только иметь желание приобщиться к ее таинственному и увлекательному содержанию.

Литература

1. Большая Российская энциклопедия.

2. Ерин М. Е. Советские военнопленные в нацистской Германии. 1941—1945 гг. Проблемы исследования. — Ярославль: ЯрГУ, 2005. — 178 с.

3. Приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии от 16 августа 1941 г. № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия». Цитируется в «Военно-историческом журнале». 1988. № 9.

4. http://www.obd-memorial.ru/

5. Датнер Ш. Преступления немецко-фашистского вермахта в отношении военнопленных во Второй мировой войне. — М.: Политиздат, 1963. — С. 352—353.

6. Бродский Е. А. Во имя победы над фашизмом: Антифашистская борьба советских людей в гитлеровской Германии (1941—1945 гг.). — М.: Наука, 1970. — С. 14. — 587 с. 

7. Энциклопедия для детей «Всемирная история», раздел «Европа и США в XX веке» – М., Аванта, 2007.

С уважением, Владимир Cергеевич Б.
г. Ростов-на-Дону

Уважаемый пользователь! Напишите нам свою историю.