Разделы
En

Борис Прокофьевич Конкин

От 06.09.2021
Елена С.

Борис Прокофьевич Конкин, младший брат нашего деда Петра Прокофьевича Конкин, родился в 1925 году в Малахово Лаптевского района в семье Прокофия Федоровича и Прасковьи Назаровны Конкиных. К началу войны успел закончить 7 классов в сельской школе. Получил рабочую профессию слесаря. Такое образование ранее было нормой, подростки овладевали всеми необходимыми знаниями и уже могли работать. Домашний адрес – поселок Лаптево, д. 83.

Уже в начале августа 1943 Борис был призван Тульским РВК на службу в армию вместе с другими 4-мя парнями из Лаптева. После Победы в мае 1945 года из этой пятерки только один вернулся в родной поселок. Семью к этому времени Борис Конкин не создал, женат не был. По воспоминаниям его брата Петра, срочные курсы военной подготовки младшего офицерского состава Борис проходил в 1943 году в Тульском пулеметном училище, что находилось тогда в здании бывшей семинарии на улице Староникитской в Туле. Уже через 4 месяца Борис оказался на передовой. 18-летний Борис, попав на фронт, оказался в 183 гвардейском стрелковом полке 59 гвардейской стрелковой дивизии, на фронте вступил в комсомол, стал командиром пулеметного взвода. Служил хорошо. Офицер. Младший лейтенант. Освобождал Украину, Молдову, Румынию, Болгарию, Венгрию.

Из журнала боевых действий: «1 января. Полк в течение 1.01.45. продолжал наступление в направлении переулка ул. Диана и Шитенходы и южн. скаты выс. 259,0. К 17.00 I с. б-он (стрелковый батальон) правым флангом седлает ул. Диана, - левым – не доходит 50 м до сев. зап. части 1913; 2 стрелковый батальон из квартала 1905 продвинулся в направлении ул. Диана – в месте перекрестка ее с ул. Шиттанхеды; дальнейшее продвижение было приостановлено сильным огнем противника с перекрестка. Наша авиация массированными налетами бомбила передний край обороны противника и военные предприятия Пешта и Буды. Обеспеченность полка нормальная.»

Борис пропал без вести, через десятилетия по донесениям Советской Армии стало известно, что Борис погиб 01 января 1945 года при освобождении XII района города Будапешт, похоронен на западной окраине (район улицы Диана).

В Венгрии захоронения советских солдат имеются в 1257 населенных пунктах. Крупнейшее – Керепеши. После войны сразу началось массовое перезахоронение, но и сегодня находят останки советских солдат в пахотной земле или при строительстве. В Будапеште на горе Гелерт установлен памятник советским солдатам, но в 2000х годах местное население, изменяя памяти, принялось разрушать советский памятник, и таблички с именами погибших теперь утеряны. Сведения о его смерти в Книгах памяти появились только в 90-е.

Дед наш, Петр Прокофьевич Конкин, всю жизнь искал вести о брате, обращался во всевозможные органы, но за его жизнь никакие сведения так и не появились. Правда, в 70-е годы произошла одна странная история, которую родители нам пересказывали из уст в уста. Борис пропал во время войны, вестей не было. Нужно отметить, что мать его и отец (которые умерли в начале 50-х годов) еще перед войной перебрались из Малахово в Лаптево и имели дом на улице Пролетарской. Там же впоследствии жила сестра Бориса Валентина (в замужестве – Мелкова) с семьей. Петр, старший брат, женился на Анне Георгиевне Князевой. После войны в 1947 Петру выделили участок на соседней улице Северного поселка для строительства дома.

Где-то в 1973-74 году произошел интересный случай, связанный с Борисом. Вспоминали потом дочери Петра Наталья и Лариса. Как-то в прохладное время года, может ранней весной, привели люди пожилую женщину с улицы Пролетарской. Вроде, приехала она из Москвы и искала там дом Конкиных, их родственников. Так как на Пролетарской еще были те, кто помнил Конкиных, приезжей подсказали новый адрес, и так она оказалась на ул. Северной. Все домочадцы Петра Конкина в это время были дома.

Женщина была одета странно, обувь была не по сезону. Приехала из Москвы на электричке. Рассказ гостьи взволновал всех: по ее версии, Борис не пропал и не погиб, а попал в плен к немцам. После войны, после освобождения, оказался сначала у союзников, потом у наших, и понятно, позже попал в лагерь. Там Борис встретил якобы ее сына. Сын написал ей письмо, в котором просил мать поехать в Лаптево к родителям Бориса и подготовить их, сообщив о его скором приезде. Борис подробно ему все рассказал, поэтому так легко она и нашла Конкиных. Петр был невероятно воодушевлен. Он искал брата много лет, не имел никакой весточки от него, и вдруг – такое сообщение. Все были поражены этой новостью. Женщина еще посидела, оставила адрес в Москве (где-то в районе памятника первому космонавту), и тем же днем уехала. Дед очень сильно обрадовался, все в доме перевернул, готовился к приезду брата. Так продолжалось какое-то время, но спустя месяц-два, ничего больше не произошло. Дед кинулся искать адрес, но, как назло, бумажка нужная запропастилась. Дед обращался с просьбой в розысках к сыну старшей сестры Прасковьи, но и тот ничего не выяснил, вроде как, нет такого адреса.

Все розыски оказались тщетны. Понемногу все успокоилось. Страсти улеглись. Дед продолжал всегда верить, что Борис остался жив и пережил победу. Долгое время Борис оставался потерянным без вести. Только в 90-х, когда в Тульской области стали публиковать Книгу памяти, в ней появились сведения о Борисе, «погиб 01.01.1945 в Будапеште, Венгрия. Похоронен на Западной окраине».

Когда в поздние 90-е годы появился интернет, в сети появилась поисковая база НАСА. В ней случайно попались мне сведения о Boris P. Konkin 1925 года рождения, проживавшего в Калифорнии, США. Родственники написали бумажное письмо по этому адресу, и конечно, ответа не последовало.