Разделы
En

Иван Иванович Олимпиев

От 22.06.2019
Александр М.

Я всегда помнил о своем погибшем дедушке Олимпиеве Иване Ивановиче.

Ведь я много времени проводил со своей бабушкой, потому что как и у многих детей того времени, у меня дедушки не было. Но бабушка мне про него много рассказывала. Моя бабушка с двумя детьми осталась в живых в блокаду Ленинграда: как – это совсем другая история.

Первый раз остались живы под завалами разбомбленного дома на Обводном канале 8 сентября 1941г., когда немцы бомбили находящиеся рядом Бадаевские склады. Раскопали их через двое суток. Переселили в соседний дом в другую комнату. Через некоторое время прямо в комнату, пробив стену попал снаряд, но не взорвался. Она с детьми в это время была в бомбоубежище – пришлось снова переселяться… Вообще по ее воспоминаниям сирена звучала почти постоянно, и бегать все время в бомбоубежище мало у кого были силы.

А дедушка по рассказам оставшихся в живых сослуживцев был награжден посмертно.

В 70-х годах наша семья делала запрос в ЦАМО, но пришел ответ, что в списках награжденных он не значится.

Я все время просматривал появляющуюся в последние годы информацию в интернете на сайтах МО. Был он в списках погибших, где похоронен, но другого не было. И вот вчера я набираю Ф.И.О. на сайте «Память народа» и, о, чудо: Приказ подразделения №: 28/н от 10.03.1943 ВС 38 Армии Воронежского фронта награжден Орденом Отечественной войны 1 степени.

Последний бой

А теперь бы я хотел рассказать о том бое у села Пузачи, в котором он погиб и где похоронен. На этом месте стоит монумент – танк Т-34 и рядом братская могила.

По воспоминаниям командира бригады для выяснения обстоятельств боя прибыл генерал Желтов, член Военного Совета соседнего фронта (Юго-западного). Он лично просчитал шесть тысяч убитых, и там же объявил, что разгромлена была колонна генерала Бекемана. Все поле было завалено трупами немецких и венгерских солдат. И разбирая эти трупы под ними находили тела наших бойцов.

96-я отдельная танковая бригада им. Челябинского комсомола была сформированная в марте 1942 года в Уральском военном округе. В сентябре 1941 года по инициативе Челябинской молодежи был организован сбор средств на строительство танковой колонны. К концу января 1942 года было собрано более 11 миллионов рублей. Вскоре первые сверхплановые танки пошли на фронт, а в мае 1942-го из молодых добровольцев области была скомплектована танковая бригада.

7 февраля 1943 года командира танковой бригады генерал-майора В.Г. Лебедева и комиссара И.Ф. Захаренко вызвали в штаб командиров частей и объявили, что из окружения под Воронежем вырвалась фашистская группировка, включающая в себя остатки разгромленных немецких и венгерских дивизий с большим количеством вооружения, боеприпасов и продовольствия, которая продвигается в направлении станции Солнцево. Бригаде было приказано к 8 часам 8 февраля сосредоточится в Верхней Стужени и преградить путь отхода.

Несколько слов о группе Бэкемана. В результате Воронежско-Касторненской операции в окружении оказались части разбитых немецких и венгерских дивизий. Пробиваться из окружения они стали тремя группами, одну из которых возглавил генерал Гельмут Бекеман, командир 75 пехотной дивизии. Численность группировки по разным оценкам составляла 10-13 тысяч человек.

Днем 7 февраля командир бригады Лебедев В.Г. собрав командиров подразделений бригады, сообщил о поставленной перед бригадой задаче. А именно, задержать до подхода основных сил вырвавшуюся из окружения группировку противника, которая продвигается на Мантурово – Тим и к станции Солнцево. В соответствии с задачей был дан приказ – головной отряд бригады, в составе части мотострелков и противотанковой батареи капитана Панова, должен был выйти к утру 8 февраля к деревне Верхняя Стужень, переправится через р. Оскол, и перерезать дорогу Старый Оскол – Тим.

Бой предстоял жестокий. На каждое орудие выдали по два комплекта снарядов. Шесть автомашин батареи были загружены боеприпасами. Танкам же бригады в ту же ночь предстояло совершить маршбросок через Старый Оскол, а дальше двигаться на соединение с передовым отрядом.

Утром танковая группа быстро прошла Старый Оскол и двинулась в направлении Мантурово. Дорога оказалась забита отходившими немцами, венграми и даже датчанами и финнами. Весь путь был усеян техникой и трупами. Пользуясь темнотой и неожиданностью своего появления, под покровом метели, танки быстро двигались вперед, рассеивая на своем пути отходящие группы разбитых частей.

Тем временем головной отряд, выступив из села Татариново еще до рассвета, подошел к мосту через Оскол. Но он оказался взорванным. Пришлось автомобили разгружать и переправлять по льду порожними. А чтобы не утопить пушки и ящики со снарядами, их переносили вручную. Несмотря на задержку к месту встречи, назначенной в селе Лукьяновка, отряд подошел чуть раньше танкистов. Собрав силы, бригада, не теряя времени, двинулась в направлении Мантурово.

Теперь в головной походной заставе шла группа малых танков старшего лейтенанта Василия Моисеева. За ними двигались артиллеристы. Замыкал колонну танковый батальон капитана Виктора Янкевича. Ближе к полудню, в километре от деревни Лобовы Дворы, отряд захватил врасплох тяжелый артполк немцев. Его техника застряла в глубоких сугробах. Появление танков оказалось для врага полной неожиданностью, и он не успел развернуть орудия и оказать сопротивления. Уничтожив всю скопившуюся технику, бригада двинулась дальше.

Журнал боевых действий 38-ой армии сообщает: «96-ая тбр – в составе роты танков (Т-34 – 5, Т-60 – 2), роты мотострелков и противотанковой батареи получила задачу (боевое распоряжение №053 от 07.02) атаковать отходящего противника с тыла в районе Лобовы Дворы и Репецкая Плота и во взаимодействии с 167-ой стрелковой дивизией наступать на Мантурово. Выступив 08.02 и двигаясь из Знаменки на Верхний Стужень, бригада 08.02 в 18.00 настигла в районе Верхний Стужень колонну противника, отходившего из Старого Оскола на Тим. Танки врезались в хвост колонны и в результате короткого боя разгромили её. Уничтожено 1500 и взято в плен 2000 солдат и офицеров противника. Уничтожено 8 орудий, 40 автомашин, свыше 200 подвод. Захвачены трофеи: 17 пушек, 1 самоходное орудие, свыше 150 автомашин и другое имущество. Разгромлен штаб немецкой воинской части №21937».

Как это было вспоминал ветеран бригады Тюренков И.И.: «При вступлении в Лобовы Дворы жители сообщили о большом скоплении противника возле села Пузачи. Походной колонной передовой отряд стал пробиваться в сторону Пузачей. Около 12 часов, выбравшись на возвышенную часть дороги, впереди увидели колонну автомашин и солдат противника. Она находилась в километре от перекрестка на Мантурово. Наши артиллеристы, развернув батарею, открыли огонь по головным машинам противника. Танковый батальон на максимальных скоростях пошел в атаку. В бою ранило комбата Виктора Янкевича и командира малых танков Василия Моисеева. Создавшаяся пробка позволила артиллеристам начать вести огонь по скоплению немецких машин с боеприпасами и живой силой. Артиллеристы, руководимые командиром взвода, младшим лейтенантом Яковом Полтораднев и Павлом Кичевым, засыпали снарядами немецкую колонну. Взвод управления батареей, во главе с комсоргом Манрусом Галиным вместе с автоматчиками мотострелкового батальона, руководимого комбатом Локотковым и секретарем партбюро Володей Колсановым вели огонь по противнику из ручных пулеметов, автоматов и карабинов. Отличились в бою ефрейтор Петр Гладких, Иван Кановка и другие. Придя в себя, противник организовал оборону. Бой длился около трех часов. Враг, огрызаясь, стал отступать в сторону, освобождая дорогу на Пузачи. Понеся большие потери в живой силе и технике, более двух тысяч солдат и офицеров врага сдались в плен».

Все –офицеры штаба, технический персонал и девушки медсанбата взяли в руки оружие и приготовились к бою. Всего 228 человек

Направив пленных в свободную от врага Репецкую Плату и оставив в Лобовых Дворах тыловые службы и раненых, бригада повернула к селу Пузачи. До наступления темноты передовой отряд пробился на дорогу, ведущую в Мантурово. Было принято решение всем подразделениям остановиться на ночлег на окраине села Пузачи и занять круговую оборону до подхода своих тылов. Войдя в село, бригада заняла круговую оборону. В наличии остались четыре расчёта 75мм орудий, пять Т-34 и два Т-60 оставшихся почти без ГСМ и почти без боеприпасов и около полуроты мотострелков. Все: офицеры штаба, технический персонал и девушки медсанбата во главе с фельдшером Федорой Пушиной взяли в руки оружие и приготовились к бою. Всего 228 человек.

В полночь разведчики заметили, что на дороге от Лобовых Дворов движется какая-то колонна. Направленный для выяснения танк лейтенанта Вершинина, сгорел, а его экипаж погиб. Пробившись к штабу бригады от Лобовых Дворов, несколько солдат сообщили, что тыловые подразделения мотострелкового батальона, санитарная машина с врачом Решетовым попали в засаду. Медсестры Зинаида Терехова и Варвара Корюкина погибли. Оставшиеся в живых тыловых подразделений отошли на окраину Лобовых Дворов, и там продолжают сражаться.

Стало ясно, что оборонявшимся в Пузачах надеяться уже больше не на кого

9 февраля, на рассвете, увидели большую немецкую колонну, подходившую к селу. Танкисты под командованием Андрея Щеглова, артиллеристы и пехотинцы открыли огонь по ней изо всех видов оружия. Стоявшие в стороне батарей три танка роты Сергея Павлюченко вели огонь из пушек и пулеметов. Немцы стали непрерывно атаковать окраину села, где оборонялись танкисты, стараясь захватить их или отвлечь огонь от основной колонны, которая пыталась прорваться мимо села. Огонь велся из всех возможных огневых средств, но у наших двух танков от попадания снарядов заклинило башни, еще у одного вышла из строя пушка. Механики-водители танков Алексей Коврига и Павел Рябчик, во главе с командиром отделения связи, старшиной Шангиным, старшим сержантом Василием Кряжевым, Мефодием Матковским перетащили к стоявшей в стороне от села противотанковой батарее оставшиеся снаряды. Артиллеристы вместе с экипажами подбитых танков продолжали вести упорный бой с фашистами. Первым погиб командир второго орудия Павел Шпак, пуля сразила заряжающего Федора Ходулина. Смертью храбрых под шквалом огня погибли комиссар Олимпиев, Моцейко, Долинцев, Коврига.

Экономя снаряды, боевой расчет сержанта Гомарева стрелял только по скоплению живой силы противника. Снова и снова шли в атаку немцы. К концу дня в батарее осталось 17 человек. За двое суток было отстреляно по врагу около двух тысяч снарядов.

Журнал боевых действий 38-й армии сообщает: «Войска армии частью сил продолжали уничтожать и пленить окружённого противника. Другой частью, выполняя приказ №03/оп от 10.02, двигались в указанные районы сосредоточения. Противник продолжал оказывать упорное сопротивление и пробиваться через Мантурово на Солнцево и далее на запад…96-ая бригада, обороняя Пузачи, отбила девять психических атак немцев, уничтожив при этом 800 солдат и офицеров. Превосходящими силами противнику удалось окружить бригаду в Пузачах.

Только когда были разбиты пушки, закончились снаряды и патроны в личном оружии оставшиеся в живых на батарее артиллеристы окруженные со всех сторон бросились в рукопашную схватку и погибли, но не сдались врагу

Это комбат Панов которому всего был 21 год, его заместитель, старший лейтенант Иван Кабанов, командир расчета Гоморев, младший лейтенант Яков Полтораднев. В живых на батарее остался только Алексей Комков, который был тяжело ранен, отполз в сторону и сутки пролежал в снегу. Он впоследствии рассказал о подвиге артиллеристов.

В самом селе бой шел за каждый дом. Гитлеровцам удалось захватить окраину села.

Ночью противник подошел к окраине деревни. Силы его во много раз превышали силы танкистов. Всю ночь и весь следующий день гитлеровцы упорно старались прорваться, но все их попытки терпели неудачу. Танкисты дрались геройски, и первыми среди героев были коммунисты и комсомольцы. Пулеметный расчет коммуниста И. С. Поскребышева был выведен из строя. Тогда он один выдвинулся вперед и метким кинжальным огнем истребил до 100 гитлеровцев. Через некоторое время враг снова пошел в атаку. Поскребышев, подпустив фашистских солдат на 50 метров, открыл огонь и вновь отбросил их. Раненный в руку, он не покидал поля боя и пал смертью героя, сражаясь до последней минуты.

С группой автоматчиков действовал танк старшего лейтенанта А. Ф. Щеглова. Подобно кочующему орудию, танк появлялся там, где грозила опасность прорыва. Кончились боеприпасы и горючее, танк остановился. Гитлеровцы решили взять танкистов живыми. Со всех сторон двигались к боевой машине вражеские солдаты, но экипаж не прекращал борьбы. Из танка полетели гранаты. Немцы в растерянности отпрянули назад.

Экипаж выбрался из танка и с возгласом: «Советские танкисты не сдаются!» – бросился в последнюю атаку

К вечеру от защитников деревни Пузачи уцелела небольшая группа, чуть больше 30 человек. Они заняли круговую оборону на окраине деревни в одном из колхозных сараев. Храбрецы решили сражаться до последнего патрона, но путь отхода гитлеровцам не открывать.

Гитлеровцы подожгли соседний дом, в котором находилась группа раненых советских бойцов и командиров. Помощник начальника политотдела бригады старший лейтенант И. А. Бабкин под пулями врага бросился к раненым. Он спас многих из них, но вскоре осколками гранаты сам был смертельно ранен. Немцы подожгли сарай, в котором оборонялись герои. Оставшиеся в живых, стреляя из автоматов, бросились в атаку. Им удалось прорвать окружение и соединиться с основными силами бригады. Наутро противник был выбит из деревни. У сарая, где сражалась горстка храбрецов, было обнаружено 240 убитых солдат и офицеров врага.

Маленький гарнизон продолжал упорно драться. Тринадцать бешеных атак врага были отбиты

Просматривая наградные листы, я прочел, что ночью разведчики-танкисты сумели вынуть у двух немецких орудий замки и захватить в плен «немецкого офицера с документами и четверых мадьяр».

В течение двух суток танкисты отбивали непрерывные атаки немцев. К вечеру 11 февраля напор врага стал ослабевать. Стал доноситься грохот канонады подходившей стрелковой дивизии. Оставшиеся гитлеровцы стали сдаваться.

Запись в журнале за 12 февраля: «Прорвавшиеся остатки Горшечнинской и Старооскольской группировок, продолжая оказывать упорное сопротивление, отходят на Мантурово и Субботино на Солнцево. В 16.00 из Пузачей на Мантурово вырвалась небольшая последняя группа Горшечнинской группировки».

136 человек 96-й бригады навечно остались у деревни Пузачи. Часть раненых была эвакуирована фельдшером Пушиной. Еще 467 неизвестных солдат пали в бою у Лобовых Дворах и у Мантурово.

Враг у села потерял несколько тысяч убитых. В результате боя группировка генерала Бекемана была полностью разгромлена. Командующий 38-ой армией Никандр Евлампеевич Чибисов особым приказом поблагодарил бойцов и командиров 96-й отдельной танковой бригады за мужество и героизм, проявленные ими в бою у села Пузачи.

Маленький гарнизон продолжал упорно драться. Тринадцать бешеных атак врага были отбиты

Все участники боя были награждены высокими правительственными наградами.

Источники:
1. Воспоминания командира бригады генерал-майора Лебедева В.Г. и ветерана бригады Тюренкова И.И.,
2. Лебедев Н.В. «Эхо Сталинграда»;
3. Журнала боевых действий 38 армии;
4. Описанный выше бой упомянут в монографии «История Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов». Том 3. М.:1964. стр. 106.

Александр М.,
внук Олимпиева И.И.

Уважаемый пользователь! Напишите нам свою историю.