Разделы
En

Аркадий Фёдорович Печёнкин

От 24.04.2018
Татьяна К.

Мой единственный родной дядя родился в 1916 году, а в 1942 году  его не стало.

И так вышло в нашей семье, что в 1942 году пришло извещение на имя моей тети Печёнкиной Клавдии Фёдоровны, что Печёнкин Аркадий Фёдорович пропал без вести, но и это извещение пионеры унесли, когда собирали сведения о земляках, погибших на войне. И не осталось никакой весточки, никакой зацепочки…

Лет 8-9 назад, когда я начала пользоваться Интернетом, сделала несколько попыток, поискала, писала письма, для доказательства отправила даже одно письмо с фронта, оригинал, о чем очень сожалею, даже копии себе не сделала… Но это не дало никаких результатов.

// Книга памяти по Подосиновскому р-ну

И вот 27 февраля 2016г  просмотрела более 5 тысяч человек, и ни одного Аркадия Фёдоровича не нашла, стала смотреть только по фамилии и нашла в сводках и донесениях о потерях Печенкина ГЕНадия Федоровича, 1916 г.р, призванного из Кировской области, Подосиновского района, Уткановского с/с, дер. Польш-Покулеще, и меня это очень заинтересовало. Так как из опыта своей семьи знаю, как двоюродного брата моей мамы на фронте вообще живого перекрестили из Ивана в Михаила. Так он и доживал свой век Михаилом. 

// Информация на ОБД Мемориал.

Так вот, вторая половина имени совпадала, а ошибки в написании адреса, учитывая уровень грамотности, тоже можно понять. Тем более что это сводки из Карелии, и для этого региона звучит вполне понятно, с финским акцентом. А когда начала рассматривать лист донесения, при его увеличении вполне неплохо видно имя Аркадий, год рождения совпал, и со слов тети я знала, что он погиб зимой 42 или 43 года. Вот взгляните на Информацию по донесению ОБД Мемориал

// Последнее письмо за неделю до гибели.

Подняла одно из писем дяди Аркаши, написанное 1 февраля 1942 г., за 5 дней до трагической гибели. Он писал своей тете Печёнкиной Анне Тимофеевне, которая жила на Лукино, а она уже потом передала это письмо Печёнкиной Клавдии Федоровне, моей тете, сестре Аркаши. Письмо очень доброе, без жалоб на трудности и невзгоды, беспокоился о тетушках и сестрах, написал, где и у кого оставил свои гражданские вещи, чего и сколько, просил забрать… Написал, что 10 декабря был страшный бой и теперь он уже ничего не боится, сейчас они на отдыхе.

После срочной службы прошел всю Финскую и после небольшой побывки дома опять был мобилизован

Так получилось, что он после срочной службы прошел всю Финскую и после небольшой побывки дома опять был мобилизован. Даже не успел съездить к невесте в Архангельск и подарить платок, купленный заранее. Так и лежит он у меня как реликвия...Уж давно нет той девушки, и как сложилась ее судьба, мне тоже не известно. (Благодаря друзьям на форуме одного Интернет-проекта установила название населенного пункта, где дядя проживал перед войной у Дуси (возможно это и была его невеста, а может квартирная хозяйка) - это Цыгломень Архангельской области. Появилась надежда, что платок, купленный дядей для невесты, дойдет хотя бы до ее потомков, а может и  их совместных детей, ведь в те годы гражданские браки были нормой...)

Пишу я это не спроста, а для того чтобы было понятно, как мог себя вести такой человек.

Это я о том, что он, уже был бывалый солдат, уже прошел лет 5 военной службы, нытиком и баловнем не был, без отца остался на 5-ом году жизни, трудностей коллективизации хватил сполна, а в 15 лет потерял и мать. А семья была очень набожная и непьющая. Его мать, Сусанна Александровна, и бабушка, Лукерья Григорьевна, поломниками в начале века ходили на Соловки.

По месту гибели нашла в Интернете это место и историю дивизии.

Читать эти строки спокойно просто невозможно.

Привожу без правок:

История cформирована в сентябре 1941 года в Шадринске, тогда Челябинской области, штаб дивизии находился в здании по улице Луначарского, 1. В действующей армии с 18.12.1941 по 09.05.1945 года.

В ночь на 18.12.1941 года дивизия прибыла на Карельский фронт, имея в своём составе 10910 человек. Командный состав дивизии был преимущественно из запаса, а командиры взводов — недавние выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав дивизии был 1901—1905 годов рождения, не имел воинской подготовки и не владел лыжами. Из личного состава только 4 % имели опыт военных действий. Материальная часть дивизии также была укомплектована не полностью: 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков, полностью отсутствовала зенитная артиллерия, 82-мм миномёты не имели прицелов, самозарядных винтовок вместо 3721 по штату имелось только 9, снайперских винтовок из 108 только 2, станковых пулемётов вместо 108 только 26. Личный состав был обут лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей.

Первые потери дивизия понесла уже 19.12.1941 года неподалёку от Масельской (16-й разъезд) в результате авиационного и артиллерийского налёта при разгрузке дивизии.

Политотдел дивизии сообщал об общей расхлябанности бойцов … «ходят без пояса, неделями не умываются, не бреются, о приветствии и повторении приказаний забывают». «В связи с выдачей северного пайка участились случаи опьянения». Вшивость среди бойцов достигла 75-80 %, частыми были обморожения из-за плохо просушенной обуви. Таким образом, дивизия не была готова к ведению боевых действий.

С 03.01.1942 года участвует в Медвежьегорской наступательной операции в составе Масельской оперативной группы, на участке посёлка Великая Губа и станций Масельская и Ванзозеро (14 разъезд), проводимом с целью освобождения участка Кировской железной дороги и дальнейшего освобождения Медвежьегорска. Наступление продолжалось, достигнув ограниченных целей (дивизия смогла овладеть 14-м и 9-м разъездами) до 10.01.1942 года, после чего войска дивизии перешли к активной обороне. 06.02.1942 в 2.30 утра финские войска силою до двух стрелковых полков и батальоном лыжников — автоматчиков при поддержке артиллерии и миномётов перешли в наступление в полосе дивизии. Они прорвали её передний край в районе 2-го и 3-го батальонов 1221-го стрелкового полка и к исходу дня заняли 14-й разъезд, перерезав Кировскую железную дорогу. В момент наступления противника командир первого батальона 1219-го полка без приказа отвёл свой батальон с занимаемого рубежа. В образовавшуюся брешь проникли финские войска и окружили часть соединений 1217-го и 1219-го полков. Попытка выхода из окружения не удалась, части организовали круговую оборону на простреливаемой вдоль и поперёк высотке. Советские воины оказали ожесточённое сопротивление, в плен никто не сдавался. Собственно, надо предполагать, что и финские войска не имели интереса к пленным — поскольку не прекращая вели артиллерийский и миномётный обстрел высотки. Прорвать кольцо окружения пытались и извне: оставшимися вне окружения частями дивизии, силами 289-й стрелковой дивизии и 61-й морской стрелковой бригады. Однако попытки, продолжавшиеся до 10.02.1942, оказались безуспешными. В окружении полностью погиб весь 1217-й полк, от полка осталось 28 человек. Тела погибших советских бойцов, по описаниям очевидца, лежали в 2-3 яруса, и при артналете части тел разлетались по всему лесу. Всего в окружении из состава дивизии пропало без вести — читай, погибло 1229 человек.

Из воспоминаний бывшего рядового 8-й пехотной дивизии финнов Отто Коинвунгаса из Оулу:

«Первое, что мы увидели, когда прибыли на передовую, — солдат вез на лошади целый воз трупов русских солдат. В начале января русские пошли в атаку, но потерпели поражение. По обеим сторонам дороги было так много русских солдат, погибших и замерзших, что мертвые, стоя, поддерживали друг друга»..

24.02.1942 года дивизию вывели на переформирование в Беломорск. Она была разгромлена, в строю оставалось 1617 человек, да и те были переданы в 37-ю стрелковую дивизию. Потери дивизии составили: убитыми и умершими — 1141 человек, ранеными — 2822 человек, заболевшими и обмороженными — 655 человек, пропавшими без вести — 2967 человек, по другим причинам — 24 человека. Фактически, от дивизии остались штаб дивизии со знаменем и два штаба полков, один, 1217-го полка формировали заново — как, впрочем, и всю дивизию. Пополнение и доукомплектование, очевидно, продолжалось до мая 1942 года.

И эти люди замерзли просто стоя, плечом к плечу…

Вот так беспристрастно и сухо описана судьба огромно количества рядовых солдат, красноармейцев, на ЧЕТЫРЕСТА рядовых приходился ОДИН ствол, и без нормального обмундирования в лютый февральский мороз они продолжали исполнять свой долг…

Сведений о захоронении пока не имею, буду искать дальше.

Если у кого сложилась подобная ситуация, не отчаивайтесь, ищите!  Даже 75 лет не помеха!

Автор: Татьяна К. , г. Ильичевск (Черноморск) Одесской обл.
24.04.2018

Дополнительные изображения

Уважаемый пользователь! Напишите нам свою историю.