Разделы
En

У важаемые сотрудники проекта «Память народа», огромное вам спасибо за ваши гигантскую работу и усилия по восстановлению и сохранению памяти о наших дорогих фронтовиках.

Но сегодня, для вашего нового отдела, я хочу рассказать о человеке, который погиб таким молодым, что не успел оставить никакой памяти о себе. У него не было жены, детей, и сейчас в мире, наверное, есть всего два человека, моя мама и я, которые помним и знаем его имя.

С помощью вашего портала мне удалось разыскать десятки интереснейших документов, связанных с моими незабвенными дедушкой, бабушкой (она тоже была на фронте), их сослуживцами, а также всеми родственниками, которые выжили или погибли в ВОВ. Я много занималась историей своей семьи, записывала и снимала рассказы своих близких о войне, разобрала все имеющиеся у нас документы, но многое найденное мной, стало просто откровением.

Этот рассказ неприхотливый, и данных не так уж и много, но, ЧТОБЫ ПОМНИЛИ!

// Эта маленькая фотография подписана Сергеем Ювенальевым. Фотографии самого Сергея у нас нет. Мы не знаем имен бойцов, сфотографированных рядом с дедушкой (он в центре снимка), но это хорошая иллюстрация к стихотворению Сергея Ювенальева «Дни нашей жизни».

Знаем мы его только по рассказам моего деда, Шухата Анатолия Абрамовича. Шухат Анатолий Абрамович (1920-2004) служил старшим инструктором по работе по разложению войск и населения противника 29 гвардейской стрелковой Ельнецкой дивизии 2 Прибалтийского фронта.

Расшифровка видео эпизода, снятого мной 9 мая 2002 года.

Объясняющие комментарии и пояснения мои:

«…А когда я ушёл из полка (перевели из полка на другую работу), а там никто не знал немецкий, я один раз иду в полк. Мне давали задания, и кроме того, что агитация, какие-то работы привезти. И сидит солдат, странный. И два пальца (большого и указательного на левой руке нет), и одна (правая) рука целая. И читает листовку (на немецком). Сержант он был тоже. Я подхожу: "А что вы читаете?" – "Листовку" – "А вы знаете немецкий?" – "Да, я знаю. Я учился в Московском государственном университете. На филологическом факультете. Знаю немецкий, английский, отец у меня профессор. Мать работает в Кремле (машинисткой), в секретариате. Я уже был ранен, я был пулемётчиком".

Я прихожу в политотдел и говорю, что нашёл человека, который знает лучше меня немецкий язык, я хочу вместо меня, чтобы его прислали в полк, там плохо, некому переводить, на штатную должность. И я его туда послал. И я его использовал в своих целях, когда я ехал агитировать, он с нами едет, помогает. Он хорошо писал листовки. Бергер (антифашист, служивший в дедушкиной команде) тоже писал хорошо, но он тоже писал хорошо.

А тут, когда мы начали наступать на Ригу, уже Ригу начали брать, это осенью 44, он был в полку (Ювенальев). Наши войска окружили немцев, и они взяли в плен несколько человек, часть разбежались, часть убили. И вот, когда взяли пленного, он был вооружен. Там сказали: "Ювенальев, разберись с ним, побеседуй с ним". А он противник, с оружием стоит, и вот он начал беседовать с этим немцем (не разоружив), а немец взял, у него был фауст-патрон, такая трубка и там ракета, типа гранаты. И вот он выстрелил в него (в Ювенальева) и попал в голову, и голову ему оторвало. И он погиб, мы его хоронили под Ригой. Я потом, когда с мамой (женой, Рудой Дорой Давыдовной, служившей в том же полку) ездили в Ригу (встреча ветеранов в мае 1985 года), ходил по кладбищу, ну что-то не нашёл его там, похороненным. Я ездил в Москву, заезжал я к матери и к его соученице, с которой они учились когда-то. Ну, они меня приняли. Когда я ехал в отпуск, война ещё, видел их, рассказал, где он погиб, как похоронен, все как надо. Так с Ювенальевым все кончилось. »

Воспоминания моей мамы, Шухат Людмилы Анатольевны

Я помню, что Сергей Ювенальев был призванным на войну студентом. Сергей был очень образованным, начитанным человеком. Знал на память много стихов и сам писал стихи. Знал в совершенстве несколько иностранных языков. Очевидно, папа первый раз встретил такого образованного и незаурядного человека, поэтому память о нем осталась у него на всю жизнь.

Сергей писал очень убедительные листовки на немецком языке для солдат-немцев, что дело их проиграно и будет лучше для них капитулировать. Несколько немцев-антифашистов, перебежало по другую линию фронта, они работали с папой. С одним из них, по-моему, австрийцем, папа жил в одной землянке. Как говорится, «делили один кусок хлеба». Папу предупреждали, чтобы он немцу не доверял. Но папа чувствовал, что этот человек ему ничего не сделает, так и было.

А Сергей, насколько был образован, настолько же беспечен, абстрагировался от действительной жизни. Так и погиб.

После войны папа нашёл мать Сергея в Москве, передал ей какие-то вещички, ручку, записки его, записные книжки со стихами, ещё что-то. Отца Сергея уже не было в живых. Родители были разведены, и связи с матерью отец не поддерживал.

Сама я помню имя Ювенальева с раннего детства

Бабушка тоже была знакома с Сергеем Ювенальевым и с теплотой отзывалась о нем.

С ловно реликвия, хранились у дедушки с бабушкой листок с сочиненным Сергеем Ювенальевым стихотворением в подражание «Евгению Онегину» А.С.Пушкина. Они стояли близ села Михайловское, и Сергей написал на память дедушке стихотворение «Дни нашей жизни». Это стихотворение я выучила наизусть еще до того, как прочитала «Онегина», в поэзии была не искушена, и меня очень удивило, когда у Пушкина начали попадаться такие знакомые обороты и строфы! Насколько я понимаю, Ювенальев знал часть романа в стихах наизусть, а может быть и весь роман. Вряд ли он возил с собой томик Пушкина.

Мама в середине 80-ых написала рассказ об Ювенальеве в газету, но они в публикации материала отказали, мотивировав отказ незначительностью истории. Меня, девочку, этот отказ оскорбил, для меня он был значительным, и очень трогательным.

К сожалению, копия маминой рукописи в газету не сохранилась.

Вот расшифровка стихотворения и фотокопия его оригинала:

Сергей Ювенальев
Дни нашей жизни

Гв(ардии) ст(аршему) л-(ейтенан)ту Шухату.

Где Александр бродил когда-то,

Тоской и рифмами томим,

Мы под эгидою Шухата

Седьмой отдел благословим.
В деревне, где скучал Евгений, 

Где Таню мучали виденья,

Будь Деды* то иль Зимари*,

Всю ночь до утренней зари

Несётся вальса шум приятный,

Стучит Волошин** в аппарат,

Кричит, ругается Шухат,

И Бергер**, немец аккуратный,

Взывает "Achtung!" и не раз

Ведёт для немцев свой рассказ.

"У вас нет шансов на победу,
-
В плен направляйте свой порыв!"

Текут полночные беседы,

Но вот настал и перерыв.

Пусть отдохнет аппаратура,
Мы ж в знак служения натуре,

Вкусим сухарь, холодный жир.

И, чаем глотку освежив,

Примемся вновь за пропаганду.

Но утро. Встали все давно,

Воз нагрузя полным-полно,

В тыл понеслася вся команда.

Лишь крик: "Волошин, поскорей!"

Звучит под грохот батарей.

А там в дивизию дорога,

И утро в полдень обратя,

Мы спим то много, то немного, 

Порой и завтрак пропустя.

Проснемся за полдень и снова

До утра наша жизнь готова,

Однообразна и пестра,

И завтра будет, как вчера.

Вот жизнь шухатовцев*** святая,
И нечувствительны мы ей

Предались, теплых летних дней

В прохладе сонной не считая,

Чтоб вечером по той тропе

Вновь устремиться на Н.П.****

2-ой Прибалтийский Фронт
Близ села Михайловского
3.VI.44

*населенные пункты неподалеку от села Михайловского
**Волошин – связист бригады, Бергер – антифашист
***вымарано дедушкой химическим карандашом
****наблюдательный пункт
****наблюдательный пункт

Ваш портал помог мне восстановить данные о героях

Я нашла следующие данные: Гвардии сержант Сергей Николаевич Ювенальев (1922-13.10.1944), переводчик 87-го гвардейского стрелкового Краснознаменного полка 29-й гвардейской стрелковой Ельненской Краснознаменной дивизии, родился в городе Харькове, русский, член ВЛКСМ с 1941 года, призван в 1942 году Коминтерновским РВК города Москва. Награжден медалью "За отвагу" в августе 1944. В наградном листе сказано: «]Представить к награде[ автоматчика роты автоматчиков гвардии сержанта Ювенальева Сергея Николаевича за то, что в боях за г.Городище показал высокие образцы мужества и отваги, отражая контратаку противника из своего автомата уничтожил 4 немецких солдата»..

Похоронен Сергей Ювенальев в Латвийской ССР, Рижская губерния, братская могила в 1 км южнее города Текава.

Мать: Раиса Григорьевна Гранцева проживала в городе Москва, Крапивинский переулок, дом 3, квартира 9. [ЦАМО, фонд 58, опись 18002, дело 1144 / ОБД «Мемориал», http://www.obd-memorial.ru]

Летом этого года я с семьей планирую поездку в Латвию и хочу навестить могилу Сергея Ювенальева.

Анна Б.
Город Ариэль, Израиль

Уважаемый пользователь! Напишите нам свою историю.