Разделы
En

Алексей Иванович Москалев

От 27.04.2018
Николай Алексеевич М.

История про «Двенадцать Москвичей»

…И идут без имени святого
Все двенадцать – вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль…

А. Блок «Двенадцать»

Над моим письменным столом прямо передо мной висит в рамке фотография. На ней двенадцать офицеров и красноармеец. Они смотрят в объектив и улыбаются. Они смотрят на меня. Каждый день. Каждый час. Каждую минуту. И улыбаются… Излишне говорить, что эта фотография дорога мне. Она не только на стене, она в моем сердце.

Ровно три года назад, в апрельские дни 2015 года я узнал из газет, что впервые марш «Бессмертного полка» пройдет в Москве по Тверской улице и Красной площади. Идея пройти в рядах «Бессмертного полка» по брусчатке Красной площади с портретом отца-фронтовика захватила меня. Я живу в Казани и у меня все же были сомнения. Я поделился ими с близкими друзьями, и они полностью поддержали меня. Осталось только купить билет в Москву и сделать штандарт.

Я шел в рядах Бессмертного полка и множество чувств переполняло меня. И сейчас, вспоминая это, ком подкатывает к горлу. Была, конечно, гордость за отца, чей портрет я нес над собой. Он ушел на фронт в апреле 1942 года и, пройдя всю войну, закончил её майором в северной Чехии 9 мая 1945 года. Было и другое чувство – я сделал в своей жизни что-то очень важное и значимое, бросив все дела в Казани и приехав специально в Москву, для того чтобы пройтись в колоннах Бессмертного полка по Красной площади с портретом своего отца-фронтовика.

И даже больше – я выполнил важную для меня жизненную миссию – с моим папой, которого нет с нами уже 15 лет, был в 70-летие Победы на Красной площади. И если бы я не приехал в Москву, то потом все оставшиеся годы жалел бы об этом и корил бы себя.

Сопричастность и единение

Было и ещё одно чувство. Я уверен, что его испытывали все участники этого грандиозного шествия, которому не было аналогов в истории. Это чувство сопричастности, единения. Все окружавшие тебя люди переживали одни и те же эмоции – гордости за своих предков, свою страну, признательности и благодарности тому героическому поколению за Великую Победу, радости и скорби по погибшим и ушедшим от нас.

Я возвратился в Казань, а море портретов «Бессмертного полка» по-прежнему было перед глазами. Фронтовики с портретов словно вернулись из небытия, вернулись к нам не просто как память, а как призыв к своим потомкам – «Будьте достойны нас!»

Незадолго до своей кончины папа попросил у меня несколько чистых школьных тетрадей. Предчувствуя свой уход из этой жизни, он оставил в них свои воспоминания о наиболее значимых для него событиях. Значительную их часть составили фронтовые воспоминания. А несколько фронтовых фотографий стали для меня своего рода «окном» в то далекое уже и героическое время. Но особое место среди них занимает небольшая, размером 12 на 9 см, пожелтевшая фотография с обтрёпанными краями и черным засвеченным кантом, сделанная в перерыве между боями неизвестным фотографом, как оказалось, с «хорошего» негатива.

На обратной стороне «химическим» карандашом папа старательно перечислил всех изображенных на ней и время съемки:

Август 1942 года
Слева направо

Лежат лейтенанты: 1. Горлов, 2. Степнов

Сидят: Майор - 1. Мамедов, Воен. врач 3 ранга - 2. Богдан О.Н., 3. Иванов А.Ф.

Стоят: ст. лейтенант - 1. Богатырев, политрук - 2. Камышин, ст. лейтенант - 3. Гребенченко, 4. Москалёв А.И. (мой отец), ст. лейтенант - 5. Дмитриенко, политрук - 6. Хлебников, красноармеец - 7. Соловьев.

Отсканированная и увеличенная фотография сделала почти невозможное: улыбающиеся и с грустью в глазах офицеры и красноармеец перенеслись в наше время из сурового августа 1942 года, когда вся война, её потери, смерти и награды ещё впереди.

Отцовские тетради и его послужной список дополнили записи на обороте фотографии.
В августе 1942 года мой отец Москалёв Алексей Иванович был командиром санроты 611 стрелкового полка 88 стрелковой дивизии 31 армии. Майор Мамедов – командир полка, участник финской войны (на его гимнастерке – орден Боевого Красного Знамени за финскую компанию). Также сидит (в фуражке) комиссар полка Александр Федорович Иванов. Старший лейтенант Дмитриенко – начальник штаба. О других офицерах, изображенных на снимке, я не знал ничего. И вот здесь портал «Память Народа» стал не просто источником ранее недостуной информации, а своего рода “машиной времени” переносящей меня в те далекие уже времена. Сканы приказов о награждениях, наградные листы с описанием подвигов, данные о боевых операциях и документах частей позволили не только узнать те или иные факты, но и связать их в единую картину событий, воссоздать спустя столько лет фронтовую жизнь. А это дорогого стоит, да и вряд ли это стало бы возможным, если бы вашего замечательного портала не было. Спасибо вам огромное за ваш труд!

Позвольте рассказать часть того, что с помощью «Памяти Народа» мне удалось воссоздать

В августе 1942 года 611 стрелковый полк 88 стрелковой дивизии в составе 31 армии Западного фронта участвовал в Ржевско-Сычевской наступательной операции. В историю Великой Отечественной войны эта операция вошла как “первое успешное наступление советских войск в летних условиях”. Руководство операции осуществлял командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков. Войска 31 армии полтора месяца вели ожесточенные бои, взломали долговременную оборону так называемой линии Штрауса, форсировали реки Вазуза и Осуга, освободили город Зубцов и еще 175 населенных пунктов. Однако взять с южного направления город Ржев войскам 31 армии не удалось.

Для многих бойцов 611 стрелкового полка, как и для моего отца, эта наступательная операция явилась боевым крещением. Однако первую свою награду, которую он считал самой дорогой, медаль «За боевые заслуги» папа получил позднее – в январе 1943 года. Наградной лист подписан командиром полка майором Махмудом Мерзаевичем Мамедовым. Майор Мамедов был кадровым боевым офицером, в Красной Армии – с 1933 года, прошел финскую войну. Во время взятия деревни Марьино 10 марта 1943 года Махмуд Мерзаевич был тяжело ранен. Как отмечал в наградном листе командир 88 стрелковой дивизии полковник А.Ф. Болотов, «где обстановка требовала тов. Мамедов сам водил группы и подразделения в атаки». А спустя 5 месяцев 9 августа 1943 года в боях за деревню Рыбки и сам командир дивизии полковникАндрей Филиппович Болотов пал смертью храбрых. В дивизии Андрея Филипповича любили, хотя он был и строгий командир.

На фотографии по другую сторону от военврача Ольги Николаевны Богдан сидит комиссар полка Александр Федорович Иванов. В боях в марте 1943 года так же, как и командир полка, проявлял мужество и героизм. В наградном листе от 15 марта 1943 года на представление А.Ф. Иванова к ордену Красного Знамени комдив полковник А.Ф. Болотов писал: «В боях за сильно укрепленные опорные пункты – Волошино, совхоз Вараксино, д. Севлочки, д. Красное, Марьино 2 – 7. 3. 43 года не один раз лично водил группы и подразделения в атаки, как было взято Красное – сильно укрепленный рубеж». Мужество командиров 611 стрелкового полка вдохновляло на подвиги и бойцов части. В дивизионной газете «За Родину» 88 стрелковой дивизии в августе 1942 года появился очерк литсотрудника редакции газеты старшего лейтенанта Михаила Семеновича Бубеннова – будущего известного советского писателя, лауреата Сталинской премии, автора известнейшего романа о Великой Отечественной войне «Белая береза». В очерке рассказывалось о сержанте 2-й роты 1 стрелкового батальона 611 стрелкового полка Григории Григорьевиче Секерине. Уроженец Курской области Григорий Секерин в 19 лет ушел на фронт Первой мировой войны воевать с германцем. Стал пулеметчиком, был удостоен трех Георгиевских крестов. Затем участвовал в Гражданской войне. В сентябре 1941 года 45-летним отцом семерых детей добровольцем ушел на фронт и стал снайпером. В одном из боев в августе 1942 года уничтожил семнадцать фашистов. Был представлен и награжден за этот подвиг сначала медалью «За отвагу», а затем и орденом «Красной Звезды». Представляя к этим правительственным наградам Г.Г. Секерина, командир полка М.М. Мамедов и комиссар А.Ф. Иванов писали в наградном листе: «10 августа 1942 г. в наступательном бою в районе дер. Сады (Зубцовского р-на) с тремя красноармейцами выдвинулся вперед на дистанцию 50 м к сараю, где находилась группа автоматчиков. Т. Секерин вместе с тремя красноармейцами из винтовки убил семнадцать автоматчиков и ранил 19 (девятнадцать) автоматчиков».

Позднее стал инструктором снайперского дела 88-й дивизии и возглавил школу снайперов, произведен в лейтенанты. В книге «Дорогами испытаний и побед» авторов Н.М. Афанасьева, Н.К. Глазунова, П.А. Казанского рассказывается о следующем случае:

«Во время слета снайперов Западного фронта в феврале 1943 года премьер-министр МНР маршал X. Чойбалсан вручил ордена Монгольской Народной Республики снайперам 611-го полка 88-й стрелковой дивизии коммунистам А. Вавилову и Г. Секерину. К тому времени Вавилов истребил 87 фашистов, и бойцы говорили о нем: «Вавилов бьет — у фашистов похороны!» На слете присутствовал командующий фронтом генерал армии Г. К. Жуков. В перерыве он спросил лейтенанта Секерина:
— Где я вас видел? На германской были?
— Так точно, товарищ генерал!
Командующий обнял знатного снайпера и крепко, как брата, поцеловал. Тут же он подарил ему новую снайперскую винтовку”.

Но вернемся к нашей фотографии

На ней 11 офицеров 611 полка и только один рядовой – красноармеец Соловьев. К сожалению, почти у всех фамилий на папиной фотографии отсутствуют инициалы, а это сильно затрудняет поиски по сайту. При поиске только по фамилии Соловьев портал выдает цифру 153 235 найденных документов. А уточнив воинское звание – красноармеец, а место службы – 88 ст. дивизия, получаем 38 солдат, из которых 33 числятся погибшими. И вот здесь понимаешь ужас войны: только в одной стрелковой дивизии 38 рядовых, проходивших в ней службу и носивших одну и ту же фамилию Соловьев и тридцать три из них – погибло! Я не нашел среди этих красноармейцев, проходивших службу в 611 полку. И у меня теплится маленькая надежда, что молоденький солдат все же выжил. Дай-то Бог!

И таких ситуаций в моих поисках было немало. Опускались руки и хотелось кричать – будь проклята война!

Но были и радостные моменты. Вот таким я и хочу закончить свой небольшой рассказ.
На фотографии крайний слева стоит старший лейтенант Богатырев. После некоторых поисков по порталу я нашел начальника артиллерии 611 стрелкового полка 88 стрелковой дивизии – майора Богатырева Николая Ивановича. Поисковик выдает перечень наград Н.И. Богатырева – ордена Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны I степени. И среди этих документов – два с красными точками (предвестниками беды) – донесения о потерях.

И там же красной строкой:
«Пропал без вести 04.11.1944 Восточная Пруссия, Гумбинненский окр., Гольданский р-н». Листаю дальше страничку за страничкой. И вдруг среди красных точек: «Богатырев Николай Иванович Майор. Донесение о потерях. Жив».

Раскрываю файл, а там:
«Джамбулский облвоенкомат.100. Статью 49 приказа ГУК НКО № 047-45г. в отношении пропавшего без вести начальника артиллерии 611стрелкового полка 88 стрелковой дивизии – майора Богатырева Николая Ивановича – отменить. Майор Богатырев Николай Иванович проходит службу в частях Красной Армии … 2.8.45г.»

Боже мой! Он жив! Жив!
Фотография чем дальше, тем больше наполнялась для меня новыми, ранее неведомыми смыслами, а изображенные на ней фронтовики становились почти мифическими персонажами. И их сдержанные, открытые, немного с налетом грусти, улыбки. И их число – двенадцать! И артиллерист Николай Богатырев с богатырской фамилией, истинно русским отчеством и суровой внешностью, попавший в окружение, пропавший без вести, но выживший и дошедший до конца. И даже их обмундирование со шпалами в петлицах и пилотками, кстати, ставшими еще одним символом «Бессмертного полка», может быть на современный взгляд и неказистое, но в конечном итоге именно в нем Русский Солдат перемолол всю фашистскую нечисть и дошел до Берлина.

76 лет назад была сделана эта фотография. На ней – двенадцать воинов Великой Отечественной. Впереди были годы и годы жесточайшей войны. А пока в перерыве между боями они улыбаются в объектив фотоаппарата. Их было двенадцать…

Николай Алексеевич М.,
кандидат физико-математических наук,
63 года, сын ветерана ВОВ,
полковника медицинской службы Москалева Алексея Ивановича.
г. Казань, 27 апреля 2018 года.

Уважаемый пользователь! Напишите нам свою историю.